Работа актера над собой в творческом процессе переживания. Константин Станиславский. IX. Эмоциональная память. Читать на сайте

Работа актера над собой в творческом процессе переживания. Константин Станиславский. IX. Эмоциональная память. Читать на сайте Кабинет автора

1 10.4. память и творчество: в структуру памяти входят три основных процесса — запечатления,

В структуру памяти входят три основных процесса — запечатления, сохранения-забывания и воспроизведения полученной информации. Память имеет иерархическую структуру, ведущим в которой является процесс запечатления, от которого зависят два других процесса. Если человек не получил из внешней среды информацию, то ему нечего будет и хранить, и воспроизводить.

Каждый из процессов выполняет свою функцию в разных видах памяти — двигательной, тактильной, зрительной, слуховой, эмоциональной, и имеет свою специфику в механизмах формирования, хранения и воспроизведения.

Память формирует человека. Его самосознание, чувство Я, базируется на знании своего имени, истории своей жизни, поведения в разных ситуациях. Вся структура учебной и профессиональной деятельности, в том числе и художественно-творческой, так или иначе базируется на памяти.

РОЛЬ памяти в изобразительной деятельности

Память лежит в основе скорости и прочности формирования двигательных навыков, что является главным показателем специальных способностей к конкретному виду профессиональной деятельности. Эта способность проявляется даже в неодинаковой успешности усвоения навыков к разным видам изобразительного искусства.

На памяти базируется накопление необходимых знаний и жизненного опыта для осуществления профессиональной деятельности. Особенно важна она в художественно-творческой деятельности, в которой, помимо профессиональных знаний законов построения художественных произведений, требуется накопление опыта и знание всех особенностей человеческой психики во всех ее проявлениях и умения учитывать их у себя в процессе художественного творчества.

Память лежит в основе интеллектуального развития, требующего знания мыслительных операций и умения пользоваться ими. То же самое касается знания и понимания законов творчества, его главных операций и целей.

Память является первой ступенью формирования творческого сознания, включающего в себя знание прошлого опыта, усвоения информации, мыслей и идей настоящего, интеграции их в предвидении необходимого будущего.

Вместе с тем память является и главным «врагом» творчества, когда при решении какой-либо задачи всплывает шаблон, когда яркие впечатления от произведений других авторов порождают невольный плагиат. Поэтому творчество начинается с разрушения шаблонов, которые подсказывает память.

Память и творчество находятся в сложных взаимо-отношениях. Каждый из процессов памяти — запечатления, хранения информации и воспроизведения, — имеет свою специфику в формировании художественно-творческих способностей. Поэтому знание этих законов является обязательным для развития памяти, которая лежит в основе и восприятия, и воображения, и мышления.

Процесс запечатлепия и запомипапия

Запечатление отличается от запоминания тем, что оно происходит непроизвольно и у каждого человека помимо его воли и желания. Когда же человеку нужно что-либо запомнить или заучить произвольно, то ему в выборе вспомогательных средств необходимо учитывать законы непроизвольного запечатления.

Механизм запечатления

Запечатление состоит из двух основных процессов: кратковременной памяти — первичной отработки в мозгу поступившей информации от анализаторных систем и перевода ее в долговременную память. Первичная обработка идет в нейронной цепи, связанной с рецепторами, лежащими на поверхности разных анализаторных систем, о которых говорилось выше. В кратковременной памяти идет их систематизация и минимизация для перевода в долговременную память, для сохранения в мельчайших клеточках — глиях, число которых во много тысяч раз превосходит количество нейронов.

Этот процесс перевода воспринятого материала занимает определенное время и может быть прерван сильным раздражителем, ярким впечатлением или однородной информацией и не попасть в долговременную. Исследование этого процесса началось после того, как мотоциклист, сшибленный на 85 километре от города машиной и отделавшийся испугом, помнил все до 70 километра, а все, что произошло на последних 15 километрах пути, было «вышиблено» из его памяти.

Исследования показали, что скорость перевода из кратковременной памяти в долговременную очень индивидуальна и эту первую характеристику памяти надо знать каждому.

Знание собственной скорости такого перехода особенно важно при заучивании однородного материала, например, при подготовке к экзаменам, когда быстро прочитываются все разделы. У одних людей с быстрым переходом из кратковременной памяти в долговременную такой темп оказывается достаточным для запоминания, у других — последующая информация «вышибает» из памяти предшествующую и им требуется писать шпаргалки.

Однако несмотря на индивидуальные особенности в скорости усвоения материала, каждый вид памяти имеет свои закономерности запечатления.

Двигательная память, направленная на формирования навыков ходьбы, письма, рисования, лепки и пр., формируется под влиянием начальной стадии обучения и дальнейшей систематической тренировки. Навык в результате тренировки переходит на автоматизированный режим, не требующей подключения памяти. При отсутствии подкрепления навыка или необходимости его репродуцировать достаточно длительное время он исчезает и требует повторного времени для обучения и тренировки. Например, после длительного лежания на больничной койке человек начинает заново учиться ходить, поскольку ранее сформированный автоматизм уходит из памяти и его приходится восстанавливать.

Сформированный навык рисования в школе в начальных классах исчезает у взрослых людей и даже у старшеклассников. Самое удивительное, что у некоторых студентов 5 курса ХГФ он оказывается не сфор-мированным как автоматизм. Когда студентам давалось задание нарисовать при помощи коротких линий водную, травяную и вспаханную поверхность земли от горизонта до переднего плана, то большинство из них не справились с заданиями и выполняли его как малолетки, не умеющие управлять движениями. Только у отдельных студентов срабатывал автоматизм, и они выполняли это «неучебное» задание как профессионалы, и даже вносили в него эстетическое начало и творчество.

Зрительная память на форму является ведущей в ориентировке в действительности, а язык жестов, танца и изобразительного искусства — общим для всех времен и народов.

Запечатление объектов внешнего мира идет на неосознаваемом, непроизвольном и произвольном, осознаваемом уровне.

В памяти человека хранится вся воспринятая им информация, однако она выходит в сознание только в состоянии гипноза, в сновидениях человека или при раздражении нейронов коры во время операции на мозге. Особенно наглядно это прослеживается в гипнозе.

Например, сотрудника лаборатории погружают в гипнотическое состояние и дают ему два чистых листа бумаги и говорят, что на первом листе находится то письмо, которое он получил несколько лет назад от своего друга, и просят переписать его. Сотрудник переписывает это письмо слово в слово, подражая почерку писавшего, и делает те же ошибки. При выведении из гипноза сотрудник даже не мог вспомнить этого письма.

Или в состоянии гипноза студентка начинает говорить на польском языке, который она запомнила, живя среди поляков в общежитии. После выхода из гипноза она сама удивилась результатам, поскольку не умела говорить по-польски. Зато когда в состоянии гипноза ее попросили говорить на немецком языке, то она сказала, что не знает его. Точно так же, как она не могла подражать тому, чего не знала и не видела в жизни.

Осознанное запечатление предметной среды подчиняется закону силы и частоты повторений.

Сила воздействия определяется не просто физической силой самого объекта, а тем, насколько он сопровождается новизной, оригинальностью, выходит за рамки привычного. Постоянная, часто повторяемая предметная среда, постепенно перестает восприниматься, т. е. нести информацию, а автоматически опознается, относится к определенной категории, обладает наименьшей силой и с большим трудом выходит в сознание в своем своеобразии и деталях. По этому же принципу студенты не могли вспомнить вспаханное и травяное поле.

Читайте также:  КФУ — вход и регистрация в личном кабинете

Особенно это проявляется в изобразительном искусстве, когда ученики начинают работать по памяти и представлению. Например, ученики не могут вспомнить форму и строение деревьев и рисуют их в виде ствола и зеленого шарика над ним или торчащими по сторонам палками и листьями. Только подсказка педагога или взгляд из окна на растущее дерево заставляют их вспомнить про ветки и их расположение на деревьях разной породы. Когда учеников просят вылепить животных, то они ставят их на лапы, прямые и напоминающие ножки стола, хотя они каждый день «встречаются» и с животными, и с деревьями.

Поэтому их приходится учить видеть как общее, так и конкретное. Установка на видение своеобразия и разнообразия в окружающих объектах является базой для формирования творческой памяти, способной комбинировать разнообразные впечатления в создании художественного образа. Так, Айвазовский никогда не смог бы передать движения моря и его «Девятого вала» на полотне, работая с натуры. Он работал только по памяти, суммируя наблюдения за разными его состояниями.

Поэтому у художников, не ориентированных на фиксацию своеобразия в натуре, яркие, нестандартные произведения высоко творческих мастеров вызывают невольное воспроизведение в памяти и отражаются на форме передачи собственного замысла. После прослушивания лекции об этих законах памяти один из студентов-художников пожаловался, что он задумал написать «Гибель Рейхстага», а в его памяти постоянно всплывает картина К.Брюллова «Гибель Помпеи» и мешает ему найти собственное композиционное пост-роение картины.

Особенно этот закон памяти проявляется с появлением произведений художников, дающих новое направление в искусстве как по содержанию, так и по форме, которое тут же начинают тиражировать.

Запечатление событий, особенно социально и эмо-ционально значимых для каждого, происходит также непроизвольно. Однако каждое событие имеет свою динамику, совокупность действий и взаимодействий между людьми. Например, люди, которые были свидетелями начала и конца войны, легко воспроизводят

И Л. Б. Ермолаева-Томина

общие особенности поведения и настроения людей, их выражения горя или радости, отдельные эпизоды.

Поэты, композиторы, художники интегрируют их в образы, создают произведения, организующие и направления поведение людей. Примером чему служит песня «Вставай, страна огромная», которая звучала с первых дней войны. Создавались плакаты, картины, показывающие обобщенное лицо фашизма в конкретных проявлениях, взять хотя бы картину Б.И.Пророкова «У Бабьего Яра». Такие произведения искусства имели большую побуждающую силу к борьбе с «фашистской силой темною», поскольку динамика, отраженная в статике, запечатляется в памяти наиболее прочно.

На этом базируется творческая память, когда конкретный факт акцентуируется с индивидуальной позиции, отражающей законы всеобщего.

Личные события, поворотные и жизненно-значимые, запоминаются на всю жизнь и служат своеобразной «единицей отсчета» в биографии. Память о жизненном пути, своих реакциях на события, на уровне подсознания складывается в самооценку, представления о своих возможностях и способностях. Память лежит в основе человеческого Я. Поэтому при потере памяти человек теряет свое Я.

Память на события в чужой жизни, трагические случаи, также непроизвольна, но всегда носит субъективный оттенок.

Об этом очень любопытно пишет знаменитый юрист А.Ф. Кони на примере показаний свидетелей какого-либо происшествия. Например, женщина попала под трамвай. Одна свидетельница помнит, во что она была одета и что у нее порвался чулок, вторая помнит, как женщина лежала с вытянутой рукой, в которой была сумка, из которой выпали продукты. Мужчина-свидетель помнит, что он надел перчатки и погнал извозчика, пока не собралась толпа, четвертый свидетель помнит, что его возмутила небрежность властей к безопасности граждан. Поэтому у юристов есть правило, согласно которому один свидетель не есть свидетель, искаженные показания являются нормой, а точные — исключением. Художники запоминают подобные события также неопределенно, с размытыми границами конкретное- ти, но образно, видя в конкретном случае общий закон бессилия человека перед созданными им мощными машинами. И это видение может воплотиться в новом содержании.

Непроизвольное запечатление определяется не только внешними качествами объектов и событий, но и внутренними особенностями человека, служат показателями его внутренней сущности.

Интересы и потребности проявляются в том, что легко запоминает человек, какие объекты и детали, как это видно из приведенных выше показаний свидетелей. На этом строятся диагностические приемы определения человеческой сущности проективными методиками в разных вариантах, в том числе при проведении психоанализа.

При проведении психоанализа пациент садится в кресло и его просят говорить обо всем, что приходит ему на память, кроме самой проблемы, с которой он обратился к психоаналитику. Во время такого воспро-изведения выявляются интересы и повторяющиеся ситуации в разных вариантах, сопоставление которых помогает выявить природу психологического кризиса пациента и вывести его в сознание человека.

В тесте «Автобиография» испытуемого просят написать не формальные даты своей жизни, а все, что ему запомнилось с детства. Это дает возможность понять не только влияние среды на человека, но и структуру его интересов и потребностей в настоящем. На том же принципе построены все проективные методики и графические тесты.

Эмоциональная память считается наиболее прочной. Однако она, как ничто другое, зависит от ситуации возникновения и индивидуальных особенностей памяти — порога ее возникновения и доминирования какой-либо эмоции. Само доминирование эмоций определяется по тому, какие события помнит человек в своей жизни. Тест простой — человека просят вспомнить все события, которые вызвали у него гнев и возмущение, страх, радость и неудовольствие за определенное время. Количество ситуаций и случаев пробуждения той или иной эмоции бывает удивительно различным. Например, очень мягкая, добрая женщина вспомни- ла 26 ситуаций, которые вызывали у нее страх, 10 — удовольствия, 2 — неудовольствия и не могла вспомнить ни одной, которые вызвали бы у нее гнев и возмущение, эмоцию агрессии. Другой испытуемый сказал, что ему не надо даже вспоминать: он каждый день испытывает возмущение относительно положения в стране, по поводу того, что показывают по телевизору, и тупости людей, терпящих все это. Так же часто он испытывает неудовольствие — эмоцию страха только общую — за страну, а эмоции радости только мелкие — от занятий спортом и еды. В противоположность ему другой испытуемый — чувствует постоянную радость от того, что живет в такую интересную эпоху рождения нового человека, его разума. Все остальные эмоции — он не помнит, когда у него появлялись.

Словесно-логическое запечатление

Запечатление идей, мыслей, прочитанных или услышанных в, словесной форме происходит непроиз-вольно в зависимости от их содержания, частоты по-вторения, и главное, от совпадения с собственным мировоззрением, интересами, поисками.

Был проведен такой эксперимент: перед аудиторией выступали два оратора, один из которых доказывал необходимость тоталитарного режима для блага и организации людей, а другой — демократического. Сторонники первого — запомнили все аргументы первого оратора, а другие — второго.

Непроизвольное запечатление услышанных или прочитанных мыслей и идей происходит у творческих людей в зависимости от содержания и оригинальности самих идей. Творческая память открыта опыту в разных областях, не ограничена доминированием некоторого одного направления. Все новое, нестандартное, моментально привлекает их внимание и откладывается в памяти, чтобы затем преобразоваться в собственное новое виденье реальности. Чувствительность к подсказке, широта охвата хранящейся в памяти информации входят в структуру творческих способностей, помогают поиску.

Читайте также:  Срочная публикация ВАК

«Мысль притягивается только к мыслящей голове, чтобы породить новую».

Произвольное запоминание

Произвольное запоминание касается главным образом того материала, который не обладает теми качествами, которые запечатлеваются непроизвольно, не являются яркими, интересными, индивидуально значимыми, но продиктованы внешней необходимостью, либо индивидуальной значимостью.

Произвольное запоминание базируется на целевой установке и относится ко всем видам материала и зрительного, и словесно-логического. Однако эта цель детерминируется очень разными факторами. Например, в учебном процессе, когда ученикам школы и вуза приходится запоминать обширный словесный материал по разным предметам только для того, чтобы получить отметку и закончить образование.

Нет ничего более бессмысленного, чем традиционное обучение в школе. В каждом виде деятельности, даже в игровой, имеется ясная целевая установка, направленная на точно известный конечный продукт.

Такая ясная цель в школьном обучении кончается после овладения навыками письма, чтения, счета. Что касается других предметов, то они вызывают у учеников на уровне подсознания вопрос Митрофанушки, который не понимает, зачем ему знание географии, «если кучер его довезет куда надо». Это направленность обучения на получение знаний, умений и навыков по множеству предметов, которые не имеют ни практической, ни индивидуальной значимости для учеников, кроме как для получения документа об образовании и диплома.

Например, ученики на уроках рисования в старших классах (5 — 6) иногда просто отказываются выполнять задание, прямо говоря практикантам: «А зачем мне это нужно!» (Учителей они боятся из-за отметки.)

То же самое происходит у студентов ХГФ в отношении дисциплин, не относящихся прямо либо косвенно к изобразительному искусству.

Особенно это относится к педагогической практике, когда студенты планируют для себя работу на фирмах, занятия в области дизайна или рекламы. Они не воспринимают и не запоминают основы педагогического мастерства и творчества.

Вместе с тем, та же школьная и вузовская программа может стать индивидуально и социально значимой при переходе на принципы развивающего обучения и контроля не за знания, умения и навыки (ЗУН), за развитием интеллекта и творчества. Каждый предмет предъявляет свои требования к восприятию, памяти, мышлению, что способствует раскрытию потенциальных возможностей каждого из них.

Согласно основной формуле психического развития, полноценное развитие разных сторон познавательных процессов лежит в основе гениальности.

Поэтому смена установки с получением ЗУН по каждому учебному предмету на развитие познавательных процессов, необходимых для усвоения конкретного материала, приводит к развитию интеллекта и творчества. Стремясь к преодолению недостатков памяти, неспособности запомнить «неинтересный» материал по всем учебным дисциплинам, ученик развивает все способности, необходимые для творчества. Развитие памяти базируется на развитии интеллектуальных способностей. Поиск индивидуальных средств для запоминания способствует также самопознанию своих природных качеств, укрепляет веру в свои возможно-сти и способности.

Помимо всего, произвольное запоминание материала неосознанно включает в себя цель и время воспроизведения.

Если материал запоминается с целью сдачи экзамена или зачета, назначенных на определенное время, то после этого, даже при хорошей отметке, он уходит из памяти и «сдается» в нейронные (глиальные) хранилища так прочно, что не выходит в сознание даже при необходимости. Например, при составлении планов занятий, написании курсовых и дипломных работ, если студентов спросить, что такое методика, то поскольку они ее не применяют на практике, они в большинстве случаев оказываются неспособными воспроизвести ее сущность, даже сдавши ее на отлично. Как показывают эксперименты, установка на время воспроизведения играет большую роль. Если, например, испытуемый ориентируется на то, что он должен будет воспроизвести заученный материал через неделю, то он оказывается неспособным воспроизвести его ни раньше и ни позже, а только через неделю. Когда же человек говорит сам себе, что он запомнит какое-нибудь явление «на всю жизнь», то это и происходит.

Произвольное художественно-творческое запоминание

Произвольное запоминание наиболее успешно протекает, когда оно построено на законах непроизвольного запечатления. Все запоминать сложно и не нужно. Как и непроизвольное запоминание, которое фиксирует в памяти только яркое, необычное и необ-ходимое, произвольное запоминание художника строится на принципе избирательности.

Эта избирательность, прежде всего, должна определяться «языком» изобразительного искусства — умением видеть своеобразие линий, формы, цвета, взаиморасположения и естественной, компановки предметов.

Специфика восприятия художника, отличающего его от восприятия людей других профессий, заключается в том, что он направленно формирует у себя способность фиксировать в памяти своеобразие линий «жестких», «деревянных», «стеклянных», «нежных», «ласковых», «агрессивных», «радостных», передающих характер, сущность, эмоциональный ритм и состояние тех или иных объектов.

То же касается фиксации в памяти всех вариантов формы, тектонических, весовых, отношений между частями самого предмета, легкостью, прочностью, устойчивостью формы в целом по отношению к другим. То же касается цветовой гаммы.

Особенно это необходимо при передаче движущихся объектов, которые нельзя рисовать с натуры. И.К.Ай-вазовский, который писал все свои морские пейзажи по памяти, говорил, что человек, не сохраняющий впечатлений от живой природы, может быть только ее копировальщиком: «…сто движений живых стихий неуловимы для кисти, почему писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры».

Эти профессиональные черты памяти тренировались большинством художников осознанно.

Второй принцип — усиление впечатлений от объекта. Как уже говорилось выше, сила раздражителя определяет его легкость запечатления и воспроизведем ния. Художник может самый простой, неяркий объект усилить для запечатления в памяти не только его самого, но и зрителей. Достаточно вспомнить «Башмак» В. Ван Гога, который вызывает целый поток ассоциаций с конкретными образами человека, общими законами жизни, вызывают идентификацию с неизбежным чувством одиночества в старости.

Именно по такому принципу происходит произвольное усиление раздражителя для запоминания и автоматическое формирование образной памяти: человек идентифицируется с деревом (чаще всего с дубом), а дерево с характером человека, в конкретном видят всеобщие законы, соотносят с тем, что у всех может вызвать идентичные эмоции.

Даже дети легче запоминают буквы и арифметические действия с подключением образов. Например, знак «плюс» связывают с аккуратным, бережливым человеком, «минус» — с неряхой, который все теряет, знак деления — со справедливым человеком, который делит все поровну, а умножение — с творческим человеком, находящим способы преумножения благ.

Для произвольного запоминания важна также систематизация. Объем кратковременной памяти ограничен. Человек не может удержать в памяти больше 7 плюс-минус 2 единицы, если они не объединены в более крупные единицы. На таком принципе построено запоминание, например, телефонов, разбиение материала на параграфы, объединение словом. Система — всегда предполагает выделение основополагающей функции и отличия от другого аналогичного явления или объекта. Например, одно и то же действие, например драка, может быть продиктовано самыми разными мотивами. Можно отнести ее к категории «игры», «мести», «агрессивной потребности» и пр., т. е. выделить первопричину, которая потянет за собой блок необходимых объектов для запоминания.

Читайте также:  ПАО «МОЭК» — филиалы, адреса, телефоны, тарифы

Наконец, для произвольного запоминания материала необходима обязательная ориентация на воспроизведение. Поэтому задумка организует и процесс произвольного запоминания, и поиск. Художник ищет подходящие для выражения идеи типажи, складывает их на основе запечатленных деталей, прибавляя к работе с натуры. Зависит такое запоминание и от пред- полагаемого вида изобразительного искусства и назначения — для интерьера, фронтона дома, мозаичного выполнения, объемного изображения.

Все перечисленное организует процесс произвольного запоминания и передает его на хранение в долговременную память, включает в дальнейший процесс переработки.

Процесс хранения информации

Хранение информации идет в зависимости от характера запечатления.

Механическое, непроизвольное, первичное запечатление, характерное для детей и первобытных народов, приводит к формированию устойчивых и конкретных форм хранения. Например, первобытные народы могут прослушать и точно воспроизвести текст на незнакомом им языке. Как уже говорилось выше, такое же точное хранение информации можно проследить в состоянии гипноза, при прямом раздражении мозга во время операции.

Своеобразно хранятся в памяти автоматизмы действий, последовательность их протекания. Как уже говорилось выше, автоматизированные навыки касаются не только движений, но и мыслительных и творческих операций. Основным показателем уровня развития интеллектуальных и творческих операций является скорость и свернутость их протекания, когда новая задача решается так же быстро, как и хорошо знакомая. Именно эти способы действия, как и инстинктивные движения, хранятся в памяти, поскольку базируются на естественных задатках мозга к интеллектуальной и творческой деятельности. Поэтому, в отличие от формирования других двигательных навыков, которые требуют постоянной тренировки и повторений, интеллектуальные и творческие навыки могут сформироваться как «открытие в себе» этой способности, в ходе выполнения какой-либо деятельности. Затем эта способность переносится на другие виды деятельности.

Как говорилось выше, исследования А.Роу показали, что общим в биографиях великих творцов было только «приобщение к радости самостоятельного открытия и творчества в подростковом возрасте». В памяти хранятся знания, которые легко и просто воспроизводятся в сознании, например, знания языка, окружающей обстановки, профессиональные знания, качеств и свойств предметов и т. п. Для хранения в памяти знаний очень важную роль играет их внешняя или внутренняя необходимость или востребованность.

Случайные впечатления, незначимая информация, материал, прошедший через сознание, подвергаются своеобразной перестройке во время хранения его в памяти. Происходит забывание всего мелкого, несуще-ственного, а сохраненный в памяти материал обобщается, подводится под типическое и всеобщее. Об этом красноречиво говорят опыты. Испытуемому показывают картину и просят запомнить, что на ней изображено, чтобы затем передать ее содержание словами второму, второй должен третьему и т. д. Такая передача услышанной информации от испытуемого к испытуемому показывает всю динамику искажения и замещения в памяти одних деталей на другие. Убирается все случайное, не типическое и замещается типичным и обычным.

О том же свидетельствуют опыт, проведенный О. Никифоровой. После похода со студентами за город она попросила описать эту прогулку каждого. Затем перепечатала тексты и через полтора года вновь попросила описать ту же прогулку. Второе описание было уже стандартным, подражательным, обобщенным и лишенным индивидуальности.

Знания и описание мало значимых событий отличаются от воспоминаний о событиях жизни, впечатлениях, полученных в путешествиях и т. п., которые не имеют практической значимости и не могут повториться. Они, как правило, связаны с переживаниями положительных или отрицательных эмоций и вытесняются в подсознание. Чем больший объем индивидуальных и самых разнообразных впечатлений хранится в подсознании, тем больший материал может быть включен в творческий процесс.

В подсознании, работа которого наглядно просматривается во сне, происходит постоянный творческий процесс с хранящимся в памяти материалом, его перестройка, комбинация, соединение несоединимого.

Такая работа направлена на своеобразное «доучивание», приобретение жизненного опыта. В подсознании происходит уравнивание по силе запечатленных раздражителей, что позволяет «ломать» сложившиеся в сознании стереотипы и делать вероятностное прогнозирование.

Именно в подсознании часто происходит решение проблем, делаются открытия, рождаются замыслы, которые выходят в сознание в виде внезапного «озарения», «инсайта», порождающего вдохновение. Поэтому одним из показателей творчества является «близость подсознания».

Работа подсознания, однако, задается сознанием. И если сознание хаотично, разболтанно, не имеет направленности на решение проблем, то так же работает подсознание. Для того чтобы подсознание помогало творчеству, необходимо ставить перед ним четкие вопросы и задачи. Тогда оно включается в направленный поиск и выдает в сознание готовые решения, результаты внутреннего поиска.

Таким образом, не только запечатление, запоминание является творческим процессом, но и процесс хранения его в памяти.

Воспроизведение

Воспроизведение в памяти необходимого материала является «продуктом» способа и характера его запечатления и хранения, о чем говорилось выше.

Такое воспроизведение происходит непроизволь-но, ассоциативно и в виде припоминания при необходимости. Непроизвольное воспроизведение характеризуется тем, что помимо воли или желания человека, в его памяти навязчиво всплывают все одни и те же картины эмоционально значимых событий. Особенно это касается неприятных событий. Как уже говорилось выше, радостные эмоции более кратки, чем отрица-тельные. К последним относятся: стресс как резкий слом в привычной жизни (например измена близкого человека), фрустрация — появление препятствий к достижению целей или желаемых результатов (не по- ступил в институт), кризисные ситуации с необратимыми последствиями (смерть близкого), собственные опрометчивые поступки и проступки, сильные впечатления от событий.

Также непроизвольно воспроизводятся цели и задачи, поставленные человеком перед собой, которые мучают его до тех пор, пока не будут достигнуты намеченные результаты. Законченное легче забывается.

Непроизвольно происходит узнавание и ассоциативное воспроизведение прошлого опыта — по смежности (совпадение по месту и времени), по сходству и по контрасту.

Произвольное воспроизведение — припоминание, строится от знакомого, общего, к конкретному и единичному. Поэтому отработка общих схем при запоминании столь эффективна.

Специфика творческой памяти — заключается в том, что она сочетает в себе единение всеобщего и конкретного. Ко всеобщему относятся те действия и операции, которые могут привести к появлению нового за счет изменения, преобразования и комбина-ции в момент воспроизведения и могут наполняться разным конкретным содержанием. Благодаря первичной обработки воспринимаемого материала в нем сохраняется самое важное, существенное, новое и нестандартное.

Именно такая комбинация существенного, нестандартного материала, сохраненного в памяти способствует появлению «надситуативных» неожиданных и точных решений творческих задач. Например, задание изобразить индивидуальное творчество, одни студенты решали как простую иллюстрацию процесса (стояние за мальбертом), в то время как другие вкладывали в эту тему ироничные и отдаленные ассоциации. Например, в одном случае индивидуальное творчество изображалось как «Сизифов труд», а в другом случае в виде яблока на голом дереве, к которому тянется художник (см. рис. 18).

Таким образом, количество запечатленного материала и установление ассоциативных связей между разными, отдаленными явлениям являются основной характеристикой творческой памяти.

Рис. 17. Взгляд с новой стороны

л.

«Увидеть то, что другие не видят» — так подписал свой рисунок один из студентов.

Рис. 19. Гибкость мышления

Оцените статью
Добавить комментарий